elporfolio: (Default)
В двадцатом веке будет существовать необычайная нация. Эта нация будет великой, что не помешает ей быть свободной. Она будет знаменитой, богатой, мыслящей, мирной и дружественной по отношению к остальному человечеству. Она будет спокойной и рассудительной, словно старшая сестра. Ей покажется удивительной та слава, которой пользуются ныне конические снаряды, и она с трудом постигнет разницу между генералом и мясником: пурпурный мундир одного мало чем будет отличаться для нес от окровавленного фартука другого. и т.д. и т.п.
Столицей этой нации будет Париж, но она не будет называться Францией; она будет называться Европой.
В. Гюго "Париж".
Там дальше еше страниц сорок похвал грядущему Евросоюзу с прелестнейшими сентенциями, вроде "И в день, когда поднимется в небо первый воздушный корабль, будет похоронена последняя тирания."

Но полкниги — действительно о Париже и очень хороши.

Так, перед замком Гран Шатле, после эпидемий, войн и голодных лет, появлялись шесть герольдов французской короны, одетых в белый бархат и далматики, расшитые королевскими лилиями, с жезлами в руках, дабы успокоить народ и сообщить ему, что король благоволит продолжать сбор налога.
истрические нежности )
и, в заключение, новости сегодняшнего дня

Но, скажут нам, а новейший Париж, Париж последних пятнадцати лет, этот ночной гул, эти маскарады и вакханалии, Париж, говоря о котором часто применяют слово "упадок", что вы думаете о нем? Что мы о нем думаем? Мы не верим, что он существует. Да и есть ли такой Париж вообще? А если он и есть, то относится к истинному Парижу, Парижу прошлого и будущего, как лист к дереву. И даже меньше того. Как опухоль к организму. Разве вы станете судить о дубе по растущей на нем омеле? Разве вы станете судить о Цицероне по его бородавке?
Последние ночные тени ничего не значат перед величием занимающейся зари. Мы отрицаем упадок, но не отрицаем реакцию. Реакция напоминает упадок; и все же не надо их смешивать: упадок неизлечим, а реакция явление временное. Мы не отрицаем того, что в наши дни свирепствует реакция. Мы охотно признаем, что реакция существует, пусть даже неистовая, а следовательно, и бессильная; это она выступает почти повсюду против всего революционного и демократического, против движения умов, порожденного Восемьдесят девятым годом, против всех идей, за которыми жизнь и будущее.


Больше оптимизма, товарищи панове, все будет хорошо. Как всегда.
elporfolio: (Default)

Что думают взрослые, глятя на Тр-ю Ар-у? Примерно следующее: Вау, какая дура огромная! Ой, а как же в ее пройтить-то, нигде ж перехода не видно. А сколько стоит влезть наверх и плюнуть вниз? А не пойдут ли они нафиг — 9 евро? Было бы за шо, а так - за шо? И как бы эдак так встать, чтоб в кадр еще и Эй-а Ба-я влезла, кроме она и мня?
Такая, в общем, ерунда в голову лезет.

А дети думают проще и совсем о другом.
Примерно в той же точке, где мы хором молча подумали: "О! Триумфальная Арка!", ребенок радостно завопил: "Смотрите! Машина Скуби-Ду!"


elporfolio: (Default)
Горчица – дижонская, масло – нормандское, соль – с острова Ре, хлеб – из парижской булочной Poilane на улице Шерше Миди. Рыбный суп буйабес (bouillabaisse) надо есть в Марселе, блины (crêpes) – в Бретани, фондю – в Савойе, жареных угрей (fricassé d`anguilles) – в Бордо, а улиток (escargots) – в Бургундии. И везде, с сентября по апрель – устрицы, утверждает путеводитель неизвестного автора.

В этот устричный бар мы два раза упирались, разыскивая рекомендованный тем же источником Le Pain Quotidien. И каждый раз на этих желтых табуретках сидели очень буржуазного вида рантье, хрумкающие с отменным аппетитом горки устриц.

И под занавес, по пути в аэропорт, из и во вне, решили, что, черт подери, почему бы и нет? Оставив чемоданы в нижнем левом углу фотографии, мы смело (решительно!) заказали полудюжину Fines de Claires №3 (9.80 €), после чего обнаружили что никто из нас не представляет как их есть. Удивительно, но факт — дожили до своих немалых лет, а устриц не пробовали. Ну, в себе-то я был строго уверен — не состоял, не ел, но обнаружить такую устричную невинность в супруге — это сюрприз. Чем они там на дипломатических приемах курвуазье закусывают? Колбасой?

Пришлось, смущаясь и краснея, спрашивать у хозяина заведения. Оказалось все очень просто.
Люди и устрицы.Процесс )
elporfolio: (Default)


Ставок з гусями коло вежи
Шинок, де смажать порося
Ах, спогади мене бентежать
Ох, зараз розридаюся
elporfolio: (Default)
В грядущем (через 10 дней) Париже предлагается на выбор два отеля. По цене примерно одинаковы — (50 и 61) за двухкроватный номер с дополнительным лежбищем.

Hotel Printemps, (31 Rue Commerce) — 15-й район, в двух шагах от Эйфеля.

Hotel Tolbiac, (122 rue de tolbiac) — 13-й район, рядом с площадью Италии.

Сейчас вот в раздумии, что выбрать? Тольбьяк нравится больше, но несколько смущает месторасполажение:

Banlieue 13, Париж, 2010 год. Его наиболее опасные пригороды окружены охранительной стеной и практически превращены в гетто, где закон и власть правят жестокие банды. В распоряжение одной из них попадает мощнейшее оружие массового поражения, и обезвредить бомбу поручается офицеру спецназа Дамьену. Проникать в опасные зоны - его профессия, однако в Пригород 13 ему нужен проводник. Им становится Лейто, сестра которого оказалась похищенной той же бандой.


Вот хотелось бы узнать, если кто в курсе — там действительно все так... увлекательно?

И еще — где в Париже можно вкусно и за разумные деньги поесть? Не подскажите точки?

Profile

elporfolio: (Default)
elporfolio

March 2013

S M T W T F S
     12
345 6789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 05:16 am
Powered by Dreamwidth Studios